***

Поиск по сайту:

  


***

Внимание!
Голосуем за этот сайт!
Просто щелкните по кнопке.
Заранее спасибо!




(Голосовать можно один раз в неделю)


Город-призрак

Рассказы о затерянном городе я услышал еще в детстве. Удэгеец Вася, из рода, живущего на восточном побережье, говорил о странном месте, в котором живут духи предков. Его рассказы порой напоминали волшебные сказки, а иногда от них веяло такой глубокой тоской, что становилось страшно.

Оттуда виден и Кадат…
Г.Ф. Лавкрафт.

В стародавние времена, в устье "золотой" реки стоял красивый и сильный город, которым правил воинственный Ван. Город процветал, хотя находился далеко от столицы царства. Во времена войны севером, орды диких кочевников осадили город, стремясь разрушить его, Много воинов было убито на стенах города, но и много кочевников нашли могилу возле его стен. Когда уже не оставалось надежды на спасение, пять мудрецов, которым покровительствовал правитель, пришли к нему, и с помощью волшебной силы перенесли весь город, верхний мир на глазах удивленных и испуганных кочевников. С той поры прошло много времени, но город, один раз в год ненадолго возвращается в мир людей, для того, чтобы те, кто остался жив в той битве, могли помянуть павших.

Красивая сказка, рассказанная поздней ночью у костра старым охотником, и как будто больше ничего. В существование затерянного в Уссурийской тайге городища поверить было несложно, до нашествия монголов на территории Южного Приморья существовала развитая культура, наследие которой можно увидеть у народов Монголии, северо-восточного Китая и России, но то, что целый город был перенесен в «верхний мир» я считал откровенным вымыслом.
Прошло много лет, прежде чем я смог убедиться в том, что рассказы Васи были совсем не досужим вымыслом. Во время поездки по побережью Южного Приморья, в поисках дикой и нетронутой природы я вместе с несколькими друзьями оказался на восточном побережье Края. Остановившись на ночлег в долине между двумя горными хребтами, мы устраивали бивак. День выдался жарким, и в воздухе чувствовалась сильная влажность, которая нередко предшествует дождю. Солнце опускалось все ниже и ниже, длинные вечерние тени потянулись от предметов, и над лагуной, внезапно, возник город, окруженный земляными валами и толстыми стенами с ажурными башнями и венцами крыш. Несмотря на явно восточный стиль постройки, строения казались более древними, чем китайские и японские средневековые замки, поскольку них явно присутствовали большая строгость и массивность. Видение продолжалось около 15 минут, а затем медленно растворилось в наступающих сумерках.
Как зачарованные мы смотрели на эту фантастическую картину, а я вспомнил рассказ старого охотника. Его род жил недалеко от этих мест и вполне возможно, что он или его родичи видели этот мираж, который и послужил основой для красивой легенды.
Вернувшись во Владивосток, я решил поискать какие-нибудь упоминания о таинственном городе на побережье.
Обычно, сложная фата-моргана должна иметь какое-то естественное происхождение, это может быть многократно отраженная проекция реально существующего города или его развалин. Конечно, я еще вспомнил о феноменах исторического миража, описанного во время первой мировой войны, когда солдаты французской армии видели сцену сражения XIX века, но такое объяснение казалось слишком фантастическим. То сражение появлялось однократно и никаких повторных наблюдений появления миражей в этом месте в дальнейшем не отмечалось. Мираж города, вероятно, появлялся неоднократно, поскольку удэгейцы сложили о нем легенду.
С этими мыслями я начал свои поиски. В начале я решил, что какую-нибудь информацию я смогу найти в китайских хрониках, описывающих события VII-IX веков н.э. Средневековый Китай не был закрытым государством, Великая Китайская стена защищала северные рубежи империи от орд забайкальских кочевников, но не ограничивала контакты с другими соседями. Поэтому, китайские историки, описывали события не только на территории своей империи, но и в сопредельных государствах. Распространенное мнение об изолированности Китая сложилось в начале XIX века на основании контактов европейцев, в том числе и русских с Японией, которая в это время действительно представляла собой государство, проводящее политику изоляции от внешнего мира.
Работа в архиве Института истории и этнографии народов Дальнего Востока не принесла никаких результатов. В предполагаемом районе не проводилось никаких научных изысканий. Оставалась надежда на Хабаровск, но и там я не смог отыскать никаких материалов относительно этого места. Единственным подтверждением существования затерянного города был китайский текст, датируемый VIII веком н.э., в котором упоминался необычно расположенный город - порт Бохайского царства. Название города можно было перевести как место пяти благодетелей или пяти мудростей. Так же указывалось и местоположение, на восток от области Шуайбинь в устье «жемчужной» реки. Особенностью города являлось то, что он представлял собой обособленный центр, основой процветания которого была морская торговля с государством Силла (Корея) и Японией. Можно было так же предположить, что это был и какой-то культурный центр, так как в хронике упоминалось обучение юношей в каком-то закрытом учебном заведении.
Это давало надежду на то, что виденный осенним вечером мираж, а так же рассказы удэгейцев могли действительно иметь под собой реальную основу.
Спустя год я вновь оказался вместе с друзьями в тех местах. В течение нескольких дней мы исходили все примыкающие к долине холмы, но ничего не нашли. Ни остатков валов, ни стен, ни курганов. Собственно особо никто и не надеялся, что нам повезет с первого раза, но все же хотелось найти, что-нибудь материальное, подтверждающее существование города. К сожалению, все оказалось напрасно. Призрачный город никак не хотел открывать свою тайну. Пришлось вернуться домой с пустыми руками.
Разбирая, зимним вечером, имеющиеся бумаги, я обратил внимание на описание места расположения города. Согласно описанию, береговая линия имела несколько другие очертания. Жемчужная река впадала не в залив, а прямо в море. Вначале я подумал, что описание места не соответствует району поисков, но отбросил эту мысль. Мираж стоял над долиной, окруженной сопками, поэтому предположить боковую проекцию во влажном воздухе было не реально. Другим объяснением могло быть изменение береговой линии в результате его опускания. Это казалось очевидным, ведь за прошедшую тысячу лет береговая линия не могла оставаться неизменной землетрясения, естественное опускание берегов, все могло просто опустить остатки города на дно лагуны.
Сезон ныряний начинается в конце апреля – начале мая и до июля сохраняется вполне приличная видимость воды. С июля месяца, вода начинает цвести, и видимость катастрофически ухудшается, кроме размножения планктона, в Южном Приморье начинается период дождей, который так же не улучшает состояние воды. Второй сезон начинается в сентябре и кончается в конце октября. В это время ветры начинают дуть с континента, что приводит к очищению прибрежных вод.

Находка
Весна 2004 года была поздней и довольно холодной. В мае месяце наши планы были полностью сорваны постоянными дождями и туманами, но в начале июня погода установилась и наступила череда теплых солнечных дней. Настроение у всех было приподнятое, несмотря на череду неудач пошлых лет, все собирались наконец-то найти заброшенный город. Планировалось провести серию погружений и по возможности собрать необходимые сведения о времени существования поселения.
Первые спуски под воду обычно самые волнующие, как правило, каждый надеется, что именно ему посчастливится найти клад, но, к сожалению, действительность далека от фантазий.
Береговые погружения не принесли никаких результатов, из-за впадения реки, залив наполнялся илом, поэтому если даже возле берега и находились остатки поселения, то они давно были погребены под толстым слоем осадков.
Первые результаты были получены при нырянии с лодки, вернувшийся с погружений Андрей сообщил, что дно лагуны представляет собой нечто вроде чаши с крутыми стенками, дно практически ровное, глубина составляет 17 метров и плавно увеличивается до 20 метров в направлении выхода в море. На дне мелкий темный песок вперемешку с битой ракушкой и самое главное почти правильные геометрические пересечения невысоких валов, которые вполне могли оказаться остатками стен.
Вечером возле костра разгорелся спор о том, что же делать дальше. С одной стороны всем хотелось найти что-нибудь необычное, например посуду или остатки вооружения, но с другой стороны совершенно не хотелось нанести непоправимый вред, поскольку неправильно проведенные изыскания могли разрушить ту хрупкую структуру, благодаря которой возникал мираж.
Теперь уже ни у кого не оставалось и тени сомнений, что руины города находились на дне лагуны, а возникновение миража было следствием отражения солнечных лучей от дна и проецированием картинки в неподвижном воздухе на миллиардах водных капелек. Спор затянулся до глубокой ночи, так и не придя к согласию, мы отправились спать. Утром пошел дождь, видимость значительно ухудшилась, поэтому было решено в этот день не нырять, а постараться продолжить исследования береговой линии с помощью металлоискателя. В тот день нашими находками стали целая коллекция из гильз к винтовкам Бердана и Мосина, ржавый кусок металла, который по утверждению Игоря, в свое время был ручной гранатой, металлическая пряжка от ремня и ржавый котелок, в общем, неплохая коллекция для выставки «Борьба за Советский Дальний Восток». Но ничего более древнего в окрестных сопках обнаружить не удалось. Удача улыбнулась нам в устье реки, под камнями была найдена бронзовая пластинка, а так же несколько монет. Судя по изображениям на монетах, они могли принадлежать к IX-X векам н.э., то есть к периоду Бохайского царства. Возможно, что течение реки вымыло их из грунта и снесло к устью. Это дало новый толчок к продолжению поисков.
Вечером того же дня, собравшись у костра, мы решили не проводить никаких разрушающих действий на дне лагуны, а с помощью эхолота установленного на лодке и визуальных наблюдений просто составить карту дна и пересекающихся валов.
Утром погода прояснилась. Видимость воды была довольно приемлемой, поскольку речка, впадающая в залив, была по большей части горной и не приносила такого количества ила как равнинная.
При помощи эхолота была составлена приблизительная карта рельефа дна, которая на первый взгляд могла соответствовать останкам городища, особенно в этом убеждали идущие по периметру валы и правильные углы возвышений. Теперь оставалось дело за подводными исследованиями.
Взятый с собой небольшой компрессор усиленно ворчал, набивая стальные баллоны до необходимого давления. Его ворчание перекрывалось ворчанием Володи, который все время повторял, что или себя загоним, или компрессор окончательно испортим. Но пока все шло хорошо. Благо, что прибрежные глубины были небольшими. В одном месте Игорь нашел нечто вроде каменной кладки, размытой течением, а рядом какие-то прямоугольные плиты и валуны, но так как они залегали на глубине около 18 метров, а воздуха в баллоне оставалось так мало, что пришлось вернуться, отказавшись от детального осмотра. Место отметили буйком и решили заняться более подробным осмотром на следующий день. Отныряв доступное время мы вытащили лодку на берег и занялись промывкой и просушкой водолазного снаряжения, строя предположения о том, что сможем увидеть завтра. Уже никто не сомневался, что мы действительно нашли затопленный древний город, который по каким-то причинам стал основой для таинственного миража, виденного удэгейцами. Так за работой нас застал вечер. Приготовив ужин из собранных во время погружения моллюсков, мы решили все силы бросить на исследования того скопления каменных глыб, которое нашел Игорь. К тому же по составленной с помощью эхолота карте оно как раз располагалось в центре открытого пространства, похожего на площадь.
Утром решили опуститься к найденному накануне скоплению каменных валунов всей группой. Во-первых, всем хотелось посмотреть на развалины древнего города, который так долго искали, во-вторых, так решили поступить из соображений безопасности.
Сидя на борту, я испытал сильное чувство волнения. Поправляя маску и затягивая ремни компенсатора, я чувствовал, что наступил тот момент, когда я, наконец, смогу увидеть в реальности то, что так давно будоражило мое воображение. Опустившись в воду, я попытался с поверхности рассмотреть те образования, которые нам предстояло исследовать, но дно не просматривалось. Осторожно начали спускаться вдоль ходового конца, солнечные лучи пронизывали зеленую толщу воды и терялись внизу. Наконец появились те каменные формации, о которых вчера говорил Игорь. С первого взгляда они ничем не отличались от обычных каменных валунов, которые часто встречаются в прибрежных водах, но пристальный взгляд начинал выявлять определенную симметрию.
Мы спускались к пирамидально сложенным темным каменным плитам, сильно заросшим устрицей, мидией и красивыми морскими лилиями, которые создавали целые клумбы из белых, желтых и коричневых «цветов». Несмотря на то, что часть кладки была занесена илом и песком, у меня не возникло и тени сомнения, что вся постройка была сложена из одинаковых, массивных плит. Посветив в щели фонариком и распугав коричневых ершей, которые были крайне недовольны непрошенными гостями, мы двинулись дальше. На дне попадались «тарелки» гребешка, которые вызывали у всех чувства первобытных собирателей. Так занимаясь сбором ракушек, мы растянулись, сохраняя визуальный контакт.
Вдруг раздался звук «крякалки». Опять повезло Игорю, который завис над одиночно стоящей каменной глыбой, и теперь отчаянно сигналил нам. Подплыв ближе, я увидел то, что привлекло внимание Игоря. То, что я сначала принял за каменную глыбу, было огромной головой рыбы, поднимающейся из песка примерно на метр. Изображение почти стерлось, но на наше счастье, морские обрастания усиливали стершиеся линии, так, что мы видели как бы копию первоначальной скульптуры. Вероятно в те давние времена, когда город стоял на берегу, эта скульптура украшала площадь или была городским фонтаном.
Еще несколько раз мы погружались к развалинам на дне лагуны, в одно из погружений под камнями нашлась маленькая фарфоровая чаша. Мы долго смотрели на нее, и каждый думал о том, как такой хрупкий предмет мог сохраниться на протяжении стольких лет.
Но время нашей экспедиции подходило к концу. В последний день перед отъездом, я поднялся на сопку и посмотрел вниз на залив. Я хотел увидеть мираж, который привел нас в это место, но день выдался пасмурный, поэтому чуда не произошло. Поднявшись вверх по склону, я нашел кумирню, наверное, ту самую, рядом с которой давным-давно сидел корневщик Вася, рассказавший мне о волшебном городе. Достав заранее приготовленную фляжку, я вылил водку на плоский камень, помянув старого охотника и пожелав ему удачи в «верхнем мире» спустился вниз.
Закончив сборы и погрузку снаряжения, мы отправились в обратный путь и спустя десять часов вернулись во Владивосток.

Сергей Гуляев

Вернуться назад



Вступайте в нашу группу Вконтакте


***

Все разделы сайта
регулярно пополняются

***

На сайте:

более 5800 фото в разделах:

мои фотоотчеты

фото занятий по дайвингу в СК "Родина"

фото подводной охоты

детский дайвинг

фото моих учеников

фотогалерея

*

6 видео:

Смотреть видео про дайвинг

*

Более 220 статей

на тему дайвинга

*

Смотрите также:

Тайский бокс в Кирове