***

Поиск по сайту:

  


***

Внимание!
Голосуем за этот сайт!
Просто щелкните по кнопке.
Заранее спасибо!




(Голосовать можно один раз в неделю)

Отрицающие дайверы

Маргарет Легер


Известны случаи, когда очень опытные дайверы отрицали симптомы декомпрессионного заболевания – особенно, если был «задет» мозг. В этом случае должны вступать в действие их напарники. Но, как показывает опыт, это происходит совсем не всегда.

Пять лет назад на ежегодной встрече Сообщества Гипербарической и Подводной Медицины молодая женщина, профессионал в области гипербарической медицины, читавшая дайверам лекции о ДКБ и ее отрицании, встала и сделала доклад о ее собственной неспособности признать наличие у себя ДКБ!

Она поведала аудитории, что на признание болезни и необходимости ее лечения у нее ушло три дня. К этому моменту симптомы были уже исключительно сильны, и уже наблюдался паралич нижних конечностей.

Описывая свои чувства при осознании того, что у нее ДКБ, она использовала слова «унижение». Она сказала: «Если человек не потерял сознание, если у него изо рта не сочится пена или кровь, он сам, а зачастую и его друзья, сознательно или бессознательно не способны признать реальность ДКБ».

В прошлом мае некий дайвер был доставлен в Центр Исследований Дайверских Заболеваний в Плимуте с признаками неврологической формы ДКБ. Он ждал почти 24 часа, прежде чем обратился за помощью, несмотря на жесточайшую боль и неспособность полноценно ходить. Он не смог пройти тест церебральных функций.

Что же делает этого дайвера особенным? В конце концов, проведенные недавно исследования показали, что почти 30% дайверов ждало до 12 часов, прежде чем обратились за медицинской помощью. Ну, во-первых, у этого дайвера было зарегистрировано более 700 погружений, у него был сертификат BSAC высокого уровня, а кроме того, он — активно работающий психиатр, а у его жены собственная медицинская практика. Казалось бы, этот дайвер должен быть последним человеком, который станет отрицать наличие ДКБ!

Почему же дайверы делают это? Это в человеческой природе – отрицать потенциальные проблемы, боятся неизвестного, боятся лечения, боятся результатов, боязнь того, что больше никогда нельзя будет нырять. «Если я не буду обращать внимания, пройдет само» — вот традиционный образ мышления.

«Отрицание» является препятствием для удачного исхода при происшествиях, связанных с подводным плаванием: это доказано исследованиями, проведенными ВМФ Великобритании и другими организациями, связанными с медициной в дайвинге. Отношение к ДКБ среди ряда групп дайверов практически такое же, как к СПИДу: «Со мной это точно не произойдет». Прибавьте к этому плохое знание и понимание признаков и симптомов, и у вас имеются все шансы создать дополнительные проблемы, связанные с ДКБ.

Поскольку группы Сообщества Гипербарической и Подводной Медицины, связанные с изучением медицины дайвинга, давно интересовались отрицанием ДКБ и его результатами и искали способ решения этой проблемы, было решено подробнее разобрать события и мыслительный процесс, вовлеченный в описанный выше случай.

Погружения по нескольку раз в день на протяжении нескольких дней, виски, пиво и минимальные поверхностные интервалы – вот составляющие элементы ситуации. Сильнейшая боль в плече при переноске баллонов стало первым знаком, что что-то пошло не так.

«Я думаю, что знаю, что это» — подумал дайвер. Затем боль начала ослабевать, став тупой и постоянной – «похожей на зубную». Начался внутренний спор: «Не паникую ли я? Надо ли что-то делать? Какие могут возникнуть трудности? Что делать с перелетом? Какие проблемы это причинит всей группе?».

Ему представился вертолет, представители береговой охраны. «Что я сделал не так? Если я попрошу кислород для дыхания, это приведет к панике. Лучше обойтись без этого». Отрицание.

Как отреагировала бы остальная группа, с которой он нырял? Безо всяких сомнений, если бы симптомы были очевидными, были бы приняты необходимые меры, но Бэн (так звали дайвера) не потерял сознания, не был парализован, из его рта не текла кровь или пена. Все заметили, что что-то не совсем правильно, но так как Бэн был «старше и опытнее» всех остальных членов группы, они не стали перехватывать инициативу, решив позволить ему самому принять решение. «Решать тебе. Что мы должны делать?». Отрицание.
Поездка на микроавтобусе заставила Бэна вновь провести самодиагностику: боль усилилась. Он подумал: «Это наверняка ДКБ, но боль вполне терпимая». Отрицание.

Он провел бессонную ночь на пароме. Боль все усиливалась, и он подумал: «Паром находится в море, и это не время поднимать панику. Подожду, посмотрю, что будет дальше». Отрицание.

Во время поездки домой, через холмы, боль стала еще сильнее, но Бэн не заметил ухудшения навыков вождения автомобиля. Отрицание.

Дома, наиболее близкое к признанию проблемы было: «Что-то мне нехорошо». Отрицание.

Он позвонил в Сообщество Гипербарической и Подводной Медицины, обсудил боль в плече, которая по его описанию могла быть и не связана напрямую с дайвингом, и, похоже, он себя убедил в этом. Отрицание.

Он отправился в супермаркет со своей женой и вернулся после этого домой – боль вновь усилилась. Тогда его жена приняла решение сама. Вновь переговорив с представителем Сообщества Гипербарической и Подводной Медицины, она решила отвезти его в Плимут для лечения. Действие.

К этому моменту Бэн испытывал слишком сильную боль, и ему было слишком плохо, чтобы садиться за руль. К моменту прибытия в Сообщество Гипербарической и Подводной Медицины с момента проявления первых симптомов прошло уже почти 24 часа.

Несмотря на медицинское образование, исход неврологической оценки шокировал и Бэна, и его жену. Они считали, что в данном случае столкнулись с ДКБ типа 1, «только боль» — незначительное с точки зрения Бэна происшествие. И оба испытали сильнейший шок, узнав о сильнейших повреждениях нервной системы.

По прибытии в Сообщество Гипербарической и Подводной Медицины он не мог двинуть рукой. Но, по мнению медиков, рука была наименьшей из его проблем! У него наблюдались серьезнейшие признаки церебральной ДКБ! Он был по-настоящему болен»!
Наличие боли в определенной части тела не означает, что пузырьки образовались и в других. Чаще всего сам дайвер или его напарники по погружению фокусируются на наиболее очевидных симптомах, упуская менее заметные проблемы.

Задержка в лечении может привести к остаточным эффектам, поскольку пузырьки продолжают наносить вред на протяжении продолжительного времени.

Первоначально Бэн был помещен в барокамеру на пять с половиной часов. Затем последовало еще шесть сеансов. Ему повезло, и он хорошо восстановился.

«Мораль» заключается в том, что остальные члены группы должны принять ответственность за принятие решений, чтобы минимизировать проблемы, с которыми может столкнуться дайвер, у которого проявляются возможные признаки и симптомы ДКБ. Никогда не думайте, что дайвер, столкнувшийся с проблемой, отлично может принять самостоятельное разумное решение в отношении того, как разрешать сложившуюся ситуацию. Вероятно, что это не так!

Сама природа ДКБ такова, что она может оказать влияние на мыслительный процесс, и это приведет к принятию неверных решений и нарушению реакций. Так же может измениться характер, и он может вернуться к норме только через некоторое время после лечения. Жена Бэна может подтвердить этот эффект.

Из-за того, что Бэн испытывал церебральную форму ДКБ, его суждения о боли в плече могли быть неверными. Так что дайвер-пациент — последний человек, который должен принимать решения в отношении своего здоровья и состояния, каков бы не был его социальный статус, знания и способности или дайверский опыт и сертификация. Опасайтесь также бравады, присущей дайверским группам, состоящим полностью из мужчин. «Настоящие мужики не жалуются!».

Нет ничего унизительного или постыдного (слова, использованные обоими дайверами, упомянутыми в статье) в использовании кислородного комплекта и признании возможной проблемы. Чем раньше напарники доставят пострадавшего в барокамеру, тем меньше вероятность остаточных эффектов. Позвоните, попросите совета и действуйте в соответствии с полученными рекомендациями.

Мы все не неуязвимы. Дайверское сообщество предполагает – ошибочно, – что если вы получили ДКБ, вы рисковали. Имеющиеся свидетельства показывают снова и снова, что дайверы оказываются в барокамере, не веря, что у них ДКБ. Они непрестанно повторяют: «Я ничего не делал неправильно» или «Компьютер показывал, что все в порядке!».

Многие дайверы искренне верят, что если они оставались в пределах, описанных таблицами, у них не возникнет проблем, так же как и те, кто нарушают старое правило «глубочайшее погружение должно быть первым» и слепо следуют показаниям компьютеров!

Компьютер не будет «присматривать за вами». Компьютеры и таблицы часто «предполагают» лучшую ситуацию вместо худшей. В конце концов, это просто набор математических расчетов, не знающих, что вы употребляли лучшие виски и пиво накануне вечером, что вы устали, что у вас имеется излишний вес и так далее.

Дайверы должны иметь больше знаний в этой области. Возможно, больше внимания необходимо уделять психологии. Объяснять, насколько успешным может быть лечение, проведенное без задержек, рассказывать о том, что происходит в барокамере – это должно рассеять страхи, испытываемые дайверами.

Для оценки сложности и серьезности конкретного случая ДКБ необходим специалист в медицине дайвинга. Кажущиеся незначительными симптомы могут оказаться исключительно серьезными. И помните, что эти симптомы могут проявиться сразу после всплытия или даже через 36 часов. Если дайвер летал в самолете или поднимался в высокогорную местность, это период может растянуться до 48 часов.

Так что если дайвер использовал для дыхания сжатый воздух или другую газовую смесь в прошедшие 48 часов, необходимо предполагать, пока не доказано обратное, что проблемы связаны с дайвингом.

Принимая участие: ЧТО ДЕЛАТЬ.

Слабые симптомы ДКБ могут включать усталость, кожную сыпь, чесотку. Пациента необходимо успокоить, затем ему необходимо оказать базовую первую помощь. Предоставьте ему 100%-й кислород для дыхания, около литра простой воды или изотонического напитка без газа малыми дозами (никаких газированных напитков) и положите пациента на левый бок — в «безопасную позицию».

Если через 30 минут симптомы полностью исчезнут, продолжайте постоянно наблюдать за пациентом и обратитесь за советом в отношении дальнейших действий к врачу.

Если через 30 минут улучшений не наблюдается, позвоните в службу экстренной помощи. Продолжайте подавать 100%-й кислород, постоянно отслеживайте состояние. Пациент должен оставаться в «безопасном положении». Организуйте немедленную эвакуацию в соответствующее медицинское (гипербарическое) учреждение.

Серьезные симптомы включают боли, необычную слабость, покалывание, головокружение, сильный кашель, поверхностное дыхание или сбои дыхания, нарушения зрения, проблемы с движениями, паралич, потерю сознания и/или конвульсии. Как можно скорее свяжитесь со службами экстренной помощи и подавайте 100%-й кислород.

Если пациент находится в сознании, но может говорить и может перенести это – подавайте малыми порциями жидкость (около литра, ничего газированного). Отслеживайте пульс и дыхание. Не давайте болеутоляющих средств и не тратьте драгоценное время.

DiverNet
Перевод: Кирилл "CELT" Егоров

www.decostop.ru



Вернуться назад

 



Вступайте в нашу группу Вконтакте


***

Все разделы сайта
регулярно пополняются

***

На сайте:

более 5800 фото в разделах:

мои фотоотчеты

фото занятий по дайвингу в СК "Родина"

фото подводной охоты

детский дайвинг

фото моих учеников

фотогалерея

*

6 видео:

Смотреть видео про дайвинг

*

Более 220 статей

на тему дайвинга

*

Смотрите также:

Тайский бокс в Кирове